Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:23 

Стимпанк.

Amica amentiae sum.
Думаю, так как с того времени, как закончился тур, прошел почти год, можно выложить это сюда=) Так и не отбеченное%)

ЗАЯВКА, которая сама по себе много достойна, да еще и совпала с сюжетами, в ттот момент крутившимися у меня в голове:
Ориджинал что-то типа фантастики в духе стим-панк. Летающие агрегаты, одновременно похожие на корабли и на первобытные паровозы, вроде как в аниме "Last Exile"., целиком механические и управляющиеся как автор придумает. Вообще средства передвижения в этом мире - практически только воздухоплавательные. Сюжет - как автор придумает, мне только хотелось бы, чтобы он был, то есть чтобы отношения героев развивались на неком фоне, а не в пустоте. Чем больше подробностей, тем лучше.
Обе героини летают на такой хреновине, одна - механик, другая - штурман. Обе в силу профессии и вообще местной культуры - в чем-то похожи на парней, та, которая механик - высокая, узкая в кости, остриженные темные волосы, немногословная, жесткая, сильная. При этом вполне хороша собой и грубостью не отличается, но и женственности в ней не ни на грош. Ходит в комбинезоне и высоких шнурованных ботинках, пальцами может согнуть монету. Отлично разбирается в механике этих самых летучих мельниц, на которых происходит дело, лазает между панелями обшивки и настилом палубы на ходу, и проч. Та, которая штурман - несколько более утонченна, специалист по ветрам, давлению и атмосферному электричеству, приборам и картам, манеры - не то, чтобы аристократические, но с намеком на. На кораблях команды состоят в равной степени из мужчин и женщин, так что никакого повышенного внимания к обеим девушкам никто не проявляет, к ним относятся как к соответствующим специалистам и все. Возможно присутствие в кадре других членов команды.
Первая встреча на борту, знакомство, быстро завязавшаяся дружба, переходящая в любовь. Кинк - антураж, взаимодействие с любимым человеком в критической ситуации, обаяние "существа без пола" - одновременно и мужчины и женщины в одном лице. Мне хотелось бы, чтобы там было: последовательное раскрытие характеров; отсутствие сентиментальности и соплей, при том, что чувства и желания вполне сильны и откровенны; хоть какой-нибудь внешний сюжет; рейтинг PG.

И, собственнно, оно. Без названия=)

В очередной раз напомнив себе, что использовать карту в качестве скатерти нехорошо, Ани вздохнула и поставила кружку с кофе прямо на Большой Желудевый Остров. В штурманской рубке было и тесно, и душно, кроме Ани здесь мог находиться разве что еще один человек, но пока что никто не спешил этим воспользоваться. Девушка вздохнула, накручивая светлую кудряшку на палец, и задумчиво скользнула взглядом по приборам. У вариометра стрелка немного гнутая, ну что за хлам…
Ани вздрогнула и прищурилась, вглядываясь в иллюминатор. Темный силуэт, выхваченный краем глаза, исчез. Штурман встала, одергивая хлопковую белую блузку с рукавами-фонариками, и приникла носом к стеклу. Небесная гладь была девственно чиста. Значит, показалось. И все-таки она спросила, ни к кому не обращаясь:
-Интересно, вороны летают на такой высоте?
На вопрос неожиданно ответила Хеда, заглянувшая в рубку:
-Вороны где угодно могут летать, вопрос только в том, что им тут делать.
Штурман фыркнула, задрав хорошенький носик, и поспешно вернулась в кресло. То противно скрипнуло.
-Не выше двухсот метров, - отвечая на свой же вопрос, девушка взяла кружку и отхлебнула. Спокойнее от этого ей не стало.
Хеда ухмыльнулась и втиснулась в рубку, с размаху плюхая кожаные перчатки на карту и нависая над штурманом. Ани возмущенно тряхнула светлыми кудряшками:
-Куда?! На карту?! – то, что там мгновенья назад стояла кружка, её не озаботило.
-Штурман, - Хедхэйр улыбалась как-то подозрительно, проигнорировав возмущение, и Ани невольно втянула голову в плечи, разглядывая сережку в ухе собеседницы, - мне кажется, или сегодня была ваша очередь готовить обед?
Капитан скромной команды контрабандистов считал, что держать для готовки специального человека слишком жирно, и поэтому кухней занимались все по очереди. За исключением капитана, конечно.
-Я понимаю, - продолжила механик, - что ваша эфемерная сущность может питаться только данными и изредка кофе, но у мужиков уже урчит в желудке, и они настроены не столь радужно, как я.
Ани, обладательница светлой кожи с очаровательной россыпью золотистых веснушек на вздернутом носике, легко залилась краской. Хеда хмыкнула и вылезла из рубки, забыв перчатки.
-Мужики, - послышался ее насмешливый голос, - она ворон считает.
Ани сжала кулаки и вышла вслед за механиком. Глянула на капитана, уложившего ноги в высоких тяжелых сапогах на контейнер для угля, затем на двух ребят, резавшихся в карты, и сложила руки на груди.
-Вообще-то, я штурман, - угрожающе начала она. Хеда, которую было видно через арку в паровой отсек, подняла голову, отрывая взгляд от индикатора уровня воды, и ухмыльнулась.
-А значит, от меня зависит фактически весь полет этой развалины. Во время того, когда я буду чистить картошку или реветь над луком, машина может сбиться с курса и вся ваша миссия полетит в Тартары. В буквальном смысле.
-Ладно, не кипятись, - капитан, знаменитейший Карада Грид, потянулся и лениво поднялся со своего места, - в крайнем случае, я могу тебя заменить.
Обрадованная Ани не успела удивиться. Карада так легко согласился?.. Да быть не может! Она уже потянула за медную ручку двери, чтобы вернутся в рубку, как на ее хрупкое плечо легла огромная ладонь. Капитан ухмылялся во все свои три ряда зубов, кошачьи усы ехидно топорщились.
-Я имел в виду, заменить тебя в рубке. Картошка – там, - и Карада сильно хлопнул её по спине.

Дождь лил, как из ведра, свет на улицах не горел, и каждый, входящий в паб, приносил за собой тонну тягучей мокрой грязи. Хедхэйр весело хрустела орешками – унылая погода никак не сказалась на оживленной атмосфере паба. Настроение девушки тоже неожиданно поднялось выше уровня «скука смертная», так как её сам отыскал Карада Грид и предложил работу. Можно было бы начать упиваться сомнениями, ибо слишком навязчиво удача плыла в руки, но Хеда ненавидела колебания. Команда подобралась проверенная, все уже когда-то работали с Гридом, работа была так себе, прикрытие – вообще идеальное. Под видом почтового перевозчика надо было доставить две связки Красных Крестов на Магеллановы острова. Пневмопочта туда не проходила, придраться было не к чему, а то, что в подполе кораблика был тайный отсек с двумя ящиками запрещенных ракет, так это ж еще надо было догадаться…
Нельзя сказать, что быть механиком на дирижабле Карады – одно удовольствие, с химерами вообще связываться – себе дороже, но альтернативы у Хеды не было. Работа механика – как наркотик, расставание с железяками – ломка, а за один полет с Карадой девушка успела полюбить каждый манометр, каждый рычаг этой адской машины.
Не хватало штурмана. В прошлый раз машину Грида направлял Терний, бугай из Остролесья, но ходили слухи, что его сцапали, и даже не за контрабанду. Девушка бросила задумчивый взгляд на револьвер, висевший у одного из ребят на поясе. Эти разудалые парни постоянно искали легких денег и опасных развлечений.
Может, дирижабль поведет сам капитан? О талантах Грида можно было сказать одно – они были неисчерпаемы. Хэда аж щурилась от удовольствия, запивая соленые орешки пивом, и чувствуя, как тепло разливается по всему телу. И в это время в зал ввалился капитан собственной персоной. За его спиной маячила миниатюрная блондинка в большой куртке, явно с чужого плеча. Оба были насквозь промокшие.
Собравшиеся ребята скользнули оценивающими взглядами по девушке. Оценили все – и большие голубые глаза с маленькими смешливыми морщинками у уголков, и пухлые капризные губки, и копну мелких светлых колечек, намокших от дождя и уже начавших пушиться на кончиках в теплом помещении паба. Особенное внимание уделяется расходящейся на груди светлой блузке и стройным ножкам, затянутым в потертые кожаные штаны.
-Эни Даурлинг, если не ошибаюсь, - представил Карада блондинку, - наш новый штурман.
-Ани, - поправила девушка и нахмурилась. Хеда отвела взгляд и с улыбкой откинулась на спинку стула. Забавная девица.
Ани плюхнулась на табуретку рядом с Хедхэйр и осмотрела собравшихся. Личности как на подбор, один капитан-химера чего стоит. Трое мужчин, химера и девушка. Которая, кажется, не собирается представляться.
Механик закинула ногу на ногу. У Хеды были коротко стриженные черные волосы, которые по-мальчишески топорщились в разные стороны, в брови – блестящая заклепка. В одном ухе – серебряное колечко, в другом – неисчисляемое количество железа. Кожа смугловатая, а может, загорелая от постоянного жара котла – неверный свет внутри паба давал странные оттенки. Черты лица у нее были хищные, тонкие губы, изящный нос с легкой горбинкой. Одета девушка была в джинсовый комбинезон, одна лямка которого спала, а штанины были заправлены в высокие шнурованные сапоги. Под комбинезоном - клетчатая рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами. Девушка медленно тянула темное пиво из огромной кружки, не обращая внимания на прибывшую, и Ани отвернулась.
-Эта Ани к нам с рекомендациями от Бочки, - Карада ухмыльнулся, парни дружно улыбнулись, один кивнул, и они как будто потеряли к штурману интерес. Грид заказал себе пива, фигуристая официантка бухнула перед ним целый поднос с кружками, химера захохотал и шлепнул её по заднице, та увернулась, улыбнулась ему и вновь скрылась за стойкой.
Ани вертелась на стуле, пытаясь почувствовать себя уютнее. Потянулась за орешками, столкнулась рукой с рукой невозмутимого механика, та даже бровью не повела, а Ани поспешно отдернула пальцы. Потом не вытерпела и стянула кружку пива у Карады с подноса, а тот проигнорировал этот факт. Ани насупилась и стала пить пиво большими глотками, хотя напиток этот не любила, и пьянела очень быстро.
Один из парней, рыжий, в кепке, надвинутой до самых глаз, достал из кармана засаленную колоду карт и с улыбкой шлепнул её на стол. Хеда отставила опустошенную кружку и поднялась, ухмыльнувшись:
-Что ж, ребятки, веселитесь, а я пошла спать.
И она направилась к лестнице, по пути показав кулак попытавшемуся подкатить пьянчуге, и хладнокровно пнув стул, подкатившийся к ее ногам от столика, где зарождалась потасовка.
Ани тоскливо проводила её взглядом и взяла еще одну кружку.
-Да ладно, не тушуйся, - неожиданно сказал сидевший рядом с Хедой бородач. Теперь между ним и штурманом был пустой стул, - Хеда еще та болтушка, если дело касается железа и паровых котлов.
Карада огладил кошачьи усы:
-Раздавай, Малкин, - кивнул он рыжему, и тот раздал по шесть карт всем, включая Ани. Девушка уставилась на карты.
-Дурак, подкидной, - хрипловатым баском объяснил рыжий.
Ани внезапно захлестнуло безудержное веселье. Она кивнула и подняла карты со стола, сверкнув из-за веера белозубой улыбкой.
-На что играем?

Хеда отложила чертежи и затушила керосинку. Спина нещадно болела, поэтому девушка с удовольствием растянулась на прохладных простынях, закинув руки под голову и уставившись темными глазами в потолок. Её не покидала мечта когда-нибудь сконструировать свой дирижабль, да и еще такой, чтобы её потом стали почитать, как Мастера с большой буквы, а ее новаторства вошли в историю.
Он будет особенным, этот летающий монстр… Нет, монстрик, юркий, с хищными закрылками и управляемыми винтами, развивающий непомерную скорость, с удобными отсеками и навигационной рубкой, чем-то, пожалуй, похож на «Рысого» Карады Грида…
На этой лиричной ноте, когда сон уже мешался с явью, дверь номера тихонько отворилась, впустив в комнату поток желтоватого света, который вновь исчез, когда дверь прикрыли. Послышались нетвердые шаги, и кто-то уселся на край кровати, продавив матрас, кишевший, между прочим, клопами. Хеда могла видеть только силуэт, и кто это, она не знала. Девушка напряглась всем телом, готовая взвиться в любую секунду, сон как рукой сняло, на висках выступили капельки холодного пота, но внезапно силуэт дернулся, размываясь. Хеда прищурилась и смогла различить ореол кудряшек вокруг головы.
-Ани? – зашипела она.
Девушка вздрогнула. Кажется, она успела задремать. Голова повернулась к механику белым пятном лица:
-Ааа, да…
Механику захотелось стукнуть девушку, но она сдержалась и только села на кровати, покачиваясь от желания заснуть дальше:
-Что-то случилось?
Ани внезапно приблизилась и, губами касаясь уха, прошептала:
-Займемся любовью, а?
У Хедхэйр мурашки пробежали по коже. Она отдвинулась и нервно улыбнулась:
-Прости, дорогуша, но я тебя не хочу.
-Да? – Ани тихонько икнула и встала с кровати, - как жаль…
Хеда раздраженно смотрела на девушку, шатающейся походкой идущей к двери. Затем пожала плечами и снова откинулась на спину. Мысли разрозненными клочьями метались в голове, крылья паропланов мешались с прикосновениями теплых девичьих губ. И что нашло на эту дурочку?
Сон больше не шел.

Тонкая полоска кожуры соскользнула с ножа и полетела в медную трубу, ведущую в мусорный отсек.
Насколько Ани подозревала, мусор из мусорного отсека вылетал прямо наружу, но спрашивать она не стала. Девушка отложила очищенную картофелину и потянулась за другой.
Ту знаменательную партию в дурака она помнила не дальше третьей раздачи. Играли на желания, и они были вполне невинными – то кружку пива залпом выпить, то пройти через зал с подсвечником на голове, то на рычаг вызова пабликена лифчик официантки повесить... Ани везло. Это она помнила.
Потом что-то ей рассказал сжалившийся Малкин. Что она пьянела все больше, и, проиграв, легко согласилась на то, чтобы отправиться наверх к Хедхэйр и соблазнить ту. Кажется, Ани ничего не соображала, и поэтому решительно отправилась в комнату к Хеде, даже забыв уточнить номер комнаты – ей его прокричали вдогонку. Мужиков к этому времени посетила весьма трезвая мысль, не вышибет ли рассерженная механик из девицы мозги, но Карада Грид, посмеиваясь в усы, успокоил их.
Через час вконец развеселившиеся парни поднялись посмотреть, «как дела у девчонок» и нашли Ани спящей у дверей номера Хеды. На следующее утро Ани ничего не вспомнила, а Хеда на вопросы только качала головой и загадочно улыбалась. Все остановились на предположении, что Ани или не дошла, или струсила в последний момент, что было вероятнее всего, и только капитан один раз намекнул, что по-своему расшифровывает загадочность улыбки механика, но в ответ на расспросы отшутился.
Нож соскользнул, и Ани ойкнула, засовывая порезанный палец в рот. Направлявшаяся в котельную Хеда хмыкнула и спросила:
-Вкусно?
Ани тут же вскинулась, смерив механика взглядом исподлобья, но та как будто уже потеряла к ней интерес и размахивала гаечным ключом, что-то насвистывая.
Ани посмотрела на картошку, на три огромных луковицы, уже своим видом вызывающих слезы, и на арку двери в котельную. Решительно обтерла руки о фартук, выданный ей на время готовки, и заглянула в отсек.
Хеда уверенно рассматривала какие-то трубы, хмыкала, подкручивала гайки, изредка бросая косой взгляд на показатель тепла на котле.
-Хедхэйр, - произносимое имя будто оцарапало горло, - я не успеваю, не могла бы ты мне помочь? – и Ани сунула под нос механику картошину с ножом.
Та отшатнулась, как от огня. Ани даже показалось, что в глазах Хеды промелькнул панический страх.
-Эээ, не, не! – Хеда мотнула головой, - Готовка – да ни за что! Только в свою очередь! – и Хеда отодвинулась еще сильнее, насколько позволяло пространство котельной, заполненное горячими трубами.
Ани стало неожиданно обидно, а от обиды - больно, как будто тем самым ножом её полоснули внутри ребер. Она поджала губы и резко развернулась, молча выходя из котельной. Хеда недоуменно посмотрела на нее, потом нахмурилась и с задумчивым видом отправилась ковыряться в брюхе корабля.

На следующий день после незапланированной попойки у Ани нещадно болела голова. Больше всего ей хотелось лечь и, если не помереть, то хотя бы крепко заснуть и проспать неделю. Но именно в этот день Карада начал собирать вещи на «Рысый», тот самый маленький кораблик, на котором они отправлялись к Магеллановым островам. Ани нужно было не просто собраться, но и проверить оборудование, установленное в навигационной рубке. Несчастней, чем в тот день, она себя никогда не чувствовала. Иногда боль казалась настолько невыносимой, что ей хотелось плакать, и она в отчаянии закусывала пухлые губы, на которых к концу дня запеклись корочки.
Смотреть на Хеду, которая просто светилась счастьем, появляясь в поле зрения штурмана то с одним странным инструментом, то с другим, было еще противней. Механик изредка перекидывалась колкими шуточками с остальным экипажем, но больше молчала, довольно скалясь своей немного кривоватой улыбкой.
Пришедший вечер перед отлетом показался Ани сказкой. В это время года погода была лояльна к городам, вечерам ветер приносил с океана солоноватую свежесть и остужал пыльные каменные мостовые. За прошлую ночь воздух очистила гроза, а ливень смыл грязь с каменных домов. Ани слушала, как громкоголосые хозяйки жалуются друг другу на то, что дождь посбивал с окон те горшки, которые не успели убрать. Одна тут же вспомнила, как у нее летом ураганом унесло козу, и Ани, задумавшись над тем, как можно держать в тесном городе козу, не заметила, что дошла до железной дороги.
Солнце закатывалось, укутанное фиолетовой дымкой, в лоно океана, и Ани шла по шпалам заброшенной железной дороги.
Говорили, что существуют поезда-призраки, которые по ночам выходят из воды, взрывая брызгами черно-бирюзовую поверхность, с ужасным грохотом мчатся по рельсам и вновь исчезают на другой стороне острова.
Острова, острова… Остались одни острова, и если ты хочешь вырваться за пределы крохотного мирка, это можно сделать только по воздуху.
Еще говорили, что на легендарном Материке поезда еще ходят. Но до Материка не каждый самолет добирался, пневмопочта там не действовала, и все сложнее от того становилось отличить выдумки от правды.
Последними, кто из островитян добирался до Материка и вернулся, были ребята из команды Ржавых Хвостов, но их сейчас не осталось в живых. Ни одного. Хотя и тут ходили слухи, что кое-кто из них все же выжил, но тех держат в застенках Черной тюрьмы Славного города.
Ани потянулась и решила, что пора поворачивать обратно. Сначала она собиралась дойти до океана и может даже намочить ноги в соленой воде, но берег только казался обманчиво близким, а сам и не думал приближаться. За спиной уже было изрядное расстояние, вокруг стремительно темнело, а вместе с ночью возвращался холод.
Штурман поежилась и снова побрела по шпалам, теперь в сторону города. Ноги уже устали, а куртка была большая, и вечерний ветер хозяйничал под ней, как бабник под пышной юбкой нарядной девицы.
И тут за спиной раздался страшный грохот взорвавшейся фонтаном огромной массы воды, и затем – гулкий перестук старых колес по рельсам, сопровождавшийся жутким скрежетом ржавых сцеплений.
Ани обернулась и застыла в ужасе.
А еще говорили, что эти поезда-призраки пробуждаются после сильной грозы, когда молнии оставляют свои поцелуи на заброшенных рельсах и пробуждают их к жизни. Все это был бред, конечно, бред.
Как и огромный черноносый экспресс, мчавшийся на девушку на демонической скорости, не присущей нормальным поездам, но самой подходящей для призрака.
Штурман не успела попрощаться с жизнью, в голове было отчаянно пусто, и только агонический страх разлился по венам и связал сухожилия в один колотящийся паникой узел.
Тут-то её и сбила маленькая человеческая фигурка. Ани прокатилась по насыпи из щебенки, оцарапав руки и щеки и, в конце концов, остановилась, уткнувшись лицом в выступающие ключицы и заехав локтем по чьему-то костлявому подбородку.
Хеда коротко простонала и выбралась из-под девушки. Та тоже медленно поднялась, уставившись широко распахнутыми глазами на серую тушу растворяющегося в тумане поезда. Через несколько мгновений он исчез бесследно.
Туман. Откуда взялся туман? И солнце уже окончательно скрылось за горизонтом…
-Ты уверена, - Хеда раздраженно отряхивалась, а потом еще и выдрала из кудряшек Ани какую- то палочку, кажется, вместе с волосами, - что мы сможем долететь без штурмана?
-Туман…- пробормотала Ани, глядя сквозь механика.
Хеда поджала губы и, сунув руки в карманы, размашистым шагом пошла в сторону города.

Ани отвлекалась на скучающего рядом Малкина.
-Ты веришь,- спросила она, кидая очищенную картофелину в тарелку, - в поезда-призраки?
-Чего? – не совсем интеллигентно отозвался рыжий, мелькнув взглядом внимательных карих глаз из-под кепки.
-Ну, - штурман тут же почувствовала себя глупо, - в поезда, которые катятся по заброшенным рельсам после грозы.
-Что за чушь, - фыркнул Малкин, перебрасывая колоду засаленных карт из одной руки в другую и отворачиваясь.
-Нет, не чушь, - внезапно откликнулся бородач из своего угла, и Ани почувствовала острый прилив благодарности к этому мужчине, - я встречал поезд-призрак.
В каюту выглянул из рубки капитан и смачно откусил от огромного красного яблока из личных запасов, которым подкреплялся в ожидании обеда.
-Да ну, - Малкин опять фыркнул.
-Когда мне было одиннадцать, мою маленькую сестру сбил поезд-призрак. Мы шли от нашей фермы к городу по побережью. Нормальной дороги не было, и мы всегда ходили по шпалам. В городе работала наша мать, а отец на ферме присматривал за свиньями, но гораздо больше времени уделял изобретению вечного двигателя. Попутно он придумывал разные приспособления для помощи в хозяйстве. Я думал, он забросит это после смерти Марлы, и так не простил ему, что он продолжил копаться в железяках, как ни в чем не бывало. И вот однажды нам надо было отнести матери на продажу сало, мы собирались выйти днем, но разразился ливень с грозой и бушевал до вечера, когда идти уже стало поздно. Ночью опять грохотало, и только ближе к обеду следующего дня мы смогли отправиться в путь. Марле было восемь, и она очень боялась грозы, поэтому в тот день она была притихшая и послушно шла рядом со мной. Я тащил тяжелую корзину, она прижимала к груди банку в бумажном пакете. Как сейчас помню… - бородач вздохнул.
-А потом я подумал, что это мираж, и я перегрелся, пусть было не так уж жарко. Черный экспресс с блестящими на солнце боками мчался по старым рельсам. Я в ужасе спрыгнул с дороги и покатился по насыпи, дернув за собой Марлу, но та застыла, будто парализованная, и ее рука выскользнула у меня из ладони.
Когда я летел с насыпи, я ударился головой и потерял сознание, а когда очнулся, была уже поздний вечер, да туман опустился такой – страшно сказать. Марлы не было, только пятна крови на рельсах. А может, это была ржавчина, - бородач достал флягу из кармана куртки и отхлебнул, - на следующее утро даже туман исчез. А я так и не смог объяснить родителям пропажу сестры.

На следующее утро туман исчез, как ни бывало. Произошедшее показалось Ани страшным сном, и реалистичным из того, что случилось, была только головная боль. Ранним утром Карада разбудил их и уже в ангаре, где стоял «Рысый» сказал, что они меняют курс.
-Отказываться времени нет, - говорил Грид, сверкая желтыми глазами из-под насупленных серебристых бровей, - штурман, прокладывайте курс сначала на Славный город, потом разберемся.
Ани хмуро посмотрела на капитана. Летать над морем – это одно. Летать с суши на небесные острова – это другое.
-Вам нужны деньги? – химера явно был не в духе, усы топорщились от злости, - тогда не задавайте вопросов, выполняйте! - и он первым полез в каюту.
Бородач попытался урезонить Грида.
-Карада,- пробасил он, - ты хоть объясни.
Рассерженная кошачья голова высунулась из иллюминатора:
-Выполняйте!

Ани отложила лопатку, которой перемешивала картошку на огромной сковороде, и заправила выбившуюся прядь под косынку. Затем критически осмотрела подол блузки, уже ставший серым. И какой черт дернул её отправиться в полет в белой блузке! Дирижабль Грида был явно не предназначен для стирки.
Хеда первая наложила себе в тарелку горячей картошки, нагло сунувшись прямо под руку штурману. Та бросила на нее рассерженный взгляд, подумав, что у механика, небось, вообще одна рубашка на все случаи жизни.
Судя по всему, Хедхэйр не очень расстраивалась из-за этого факта. Из кармана на груди её комбинезона торчал платок, весь в масляных пятнах. Хеда подмигнула штурману, та издала звук, похожий на свист спускаемого колеса, и отвернулась.
Бородач шумно втянул носом воздух над тарелкой и расплылся в довольной улыбке. Рыжий Малкин поспешно натыкал на вилку вкусно пахнущие картофелины, еще один парень с невзрачной внешностью нарезал хлеб. Карада снова выглянул из рубки и попросил Ани зайти, как она поест. Судя по всему, он тоже проголодался.
Они поели молча и очень быстро. Бородач первый справился со своей порцией и отодвинул тарелку, довольно поглаживая живот.
-Спасибо, Ани, - пробасил он.
-Спасибо,- тут же подхватил рыжий, и невзрачный тоже поддержал благодарность.
Ани скромно улыбнулась, чувствуя, что эта пара приятных мгновений никак не отменяет усталости после готовки.
-Эй, Хеда, - окликнул механика улыбающийся бородач, - ты не хочешь сказать «спасибо» нашему милому штурману?
-Угум, - Хеда оторвала взгляд от какого-то чертежа, который уже развернула над опустевшей тарелкой, и насмешливо покосилась на Ани.
Ани подождала слов благодарности, но механик снова уткнулась в чертеж. Внезапно штурман разозлилась, очень разозлилась.
«Ненавижу её», - он тщательно обдумала эту мысль с каким-то сладостным удовольствием.
«Не люблю, вот и все», - еще раз подумала она, кинула взгляд на равнодушную чуть сгорбившуюся фигуру, и отогнала эту мысль, как не рациональную.

После того, как Хеда спасла ей жизнь, Ани очень надеялась, что между ними завяжется дружба. Если не дружба, то хотя бы надежные приятельские отношения. Тяжелый путь до Славного города хотелось разбавить приятной болтовней. Может быть, Ани бы рассказала парочку баек, вспомнившихся со времен навигационной академии, а Хеда просветила бы штурмана в назначении некоторых загадочных приборов, что хранились у нее в огромном ящике с инструментами, а, может быть, просто бы промывали косточки мужикам. Но Хедхэйр явно была не сторонница пустых разговоров. В другом случае Ани явно бы смирилась с таким положением вещей, но сейчас девушка постоянно ощущала странное разочарование, досаду обманутых ожиданий.
-Штурман, - раздался голос Хеды у Ани за спиной, - я у вас тут перчатки забыла.
Ани скривилась.
-Ну, надо же, неужели только сейчас вспомнила? – как можно язвительнее спросила она. Хедхэйр прищурилась и натянула одну перчатку на руку, не сводя глаз со штурмана.
-А может, - ехидно сказала она, - мне нужен был повод заглянуть к тебе?
-Ну да, - сердце Ани предательски екнуло, - а может, ты только имитируешь бурную деятельность? Какая незначительная мелочь – отсутствие перчаток!
-В них и правда ничего важного, - бросила Хеда, - дура.
-Неработающим ручкам горячо не бывает, тоже мне, механик!– прокричала в закрывшуюся за девушкой дверь штурман и шмыгнула носом.

Хеда подсыпала угля, когда из навигационной рубки штурман позвала капитана. Видимо, она что-то хотела обсудить с ним. Тот поднялся и протиснулся в рубку. Через минуту оттуда донеслось его уверенное: «Я знаю» и снова - обеспокоенный лепет штурмана.
«Нехорошо, Карада, - Хеда, прищурившись, изучала дверь,- утаивать важные сведения от команды. Судя по всему, эта поездка превратилась для тебя в нечто значимое, а мы стали лишь инструментами в ней, но недостаток информации сейчас как недостаток кислорода… Кстати, надо проверить обшивку»
Она направилась обстукивать пластины рядом с рубкой. Голос Ани стал отчетливее:
-…еще раз – по тому маршруту, который вы требуете, капитана, в случае грозы мы не сможем укрыться, а грозовая опасность в этой области выше среднего…
-А это ты видишь, - пауза прервала голос капитана, видимо, скрывая молчаливый ответ штурмана, -это разведчики полиции Славного города.
В воображении Хедхэйр тут же нарисовались маленькие черные вертолетики. Они были беспилотными и летали только на небольшое расстояние на заданные маршруты. Где-то неподалеку должен был находиться огромный лайнер, с начищенного брюха которого и срывались эти малютки.
Ворона. Эта девица еще наивнее, чем Хедхэйр думала.
-У меня перед ними должок, и они об этом знают. Поэтому следите за курсом, штурман.
-Какого черта! – воскликнула Ани и выскочила из рубки, - я знаю, что Карада Грид ни в грош не ставит собственную жизнь, но вы рискуете нашими!
В стократ наивнее. Это острова, детка, это контрабандисты, а это знаменитый Карада Грид, самый известный сорвиголова из них.
-Вы не компетентны как штурман, - Карада вышел из рубки вслед за девушкой. Усы его рассерженно топорщились. Хеда глянула на капитана, надеясь увидеть в желтых кошачьих глазах привычную насмешку, но капитан был действительно разгневан. А еще чем-то обеспокоен.
Рассерженная химера, куда уж лучше.
-Они решились, капитан, - воскликнул невзрачный парень, наблюдавший за небом через специальное устройство, - а еще мы, кажется, снижаемся.
Карада чертыхнулся и вернулся в рубку. Ани метнулась за ним. Глаза у нее были напуганные, но она старалась не выдавать свой страх.
Хеда внезапно почувствовала неладное, как будто это по ее животу прошлись острыми когтями. Она нырнула в люк, в отсек, служивший прослойкой между каютами и днищем корабля. В деревянной прошивке торчали черные металлические пальцы разведчиков. Хеда спала с лица. Она будто воочию увидела, как эти черные вертолетики тащат корабль вниз, жужжа пропеллерами.
В отсек спустился рыжий, упав на четвереньки. В руках он держал молоток, которым незамедлительно ударил по одному из щупалец.
-Нет! – заорала Хеда, - разгерметизация! Ты повредишь днище!
Малкин отшвырнул ее и снова ударил по черному пальцу, буравившему прошивку. В ужасе, Хеда взобралась обратно в каюту по медным скобам, впаянным в стенку. Стрелка на показателе давления котла истерически дергалась.
-Мы взорвемся к чертовой матери! – заорала механик.
В каюту ураганом ворвался капитан:
-Так сделай что-нибудь, ты же механик! – прорычал он.
-Я пытаюсь! – крикнула Хеда в ответ. Страх толчками вливался в тело, и сердце вело себя, как еще один готовящийся вот-вот взорваться котел.
Бородач нацепил шлем с огромными круглыми очками и схватил винтовку. Невзрачный прицепил ему на пояс карабин с веревкой и проверил лебедку.
-Керген! – капитан крикнул открывавшему люк, ведущий наружу, бородачу, - повредишь корабль – кишки выпущу!
-Так точно, сэр! – Керген отсалютовал винтовкой и выпрыгнул, оттолкнувшись ногами от порога.
Снаружи его замотало и один раз перевернуло, но он зацепился за скобы на боку корабля предназначенными специально для этого крюками на сапогах, приложил винтовку к плечу, прищурил глаз, прицелился, выстрелил. От отдачи его швырнуло назад, и чуть снова не закрутило, казалось, что ноги сейчас выдерет из суставов. Скрежещущий дирижабль, будто истерично, хлопал огромными холщовыми крыльями.
Один черный жук оторвался от «Рысого» и со свистом полетел вниз, затем второй, за ним – третий и четвертый. С каждым выстрелом и Керген, и капитан изливали поток замысловатых ругательств, даже не повторяя друг друга.
И тут огромная тень накрыла контрабандистский кораблик. Чуть выше над ним величаво проплывал огромный крейсер служителей порядка Славного города. Невзрачный, уставившийся в очки перископа, присвистнул и сказал тихонько:
-Если не мы себя, то они нас…
В котельной Хеда вытирала пот со лба. Она предотвратила взрыв, но из-за этого дирижабль начал стремительно терять скорость. Возмущенный вопль Ани из рубки возвестил о том же.
-Карада, что делать? – севшим голосом спросила Хеда у капитана. Тот не реагировал, застыл, глаза его побелели, ноздри звериного носа яростно раздувались.
Керген подергал трос – лебедка заедала и ввалился в трюм.
-Сбрасывай балласт, - сказал он Малкину, а сам встряхнул Грида и, глядя ему в глаза, прорычал:
-Долбанная химера, если ты сейчас сдохнешь, мстить будет некому, понял?
Карада вывернулся из огромных рук и крикнул Ани:
-Продержись еще пару километров, там будет Вороний остров. Мы должны сесть.
-Нет на карте никакого Вороньего! – истерически взвизгнули из рубки.
-На карте нет, - Карада будто окончательно успокоился. Они нырнули в низкое облако, прошли его насквозь, и Хеда увидела поверхность воды, над которой скользил «Рысый».
-Вашу мать, - неожиданно очень выразительно сказал невзрачный, - они выпустили «гарпий». Карада, ты чем им так насолил?
У Хедхэйр заложило уши, но она отчетливо себе представила скрежет механизмов, стремительно упавших на крылья дирижабля, растянув их в стороны и выломав из суставов. Стрекотание их мощных моторов, способных удержать небольшой контрабандистский корабль, вскрик штурмана, от резкого торможения перекувыркнувшейся через свои карты, всплеск и звон опрокинувшегося кофейного автомата, треск рвущейся обшивки…
Как будто это происходило с ней, а не с кораблем.
Пар вырвался из лопнувшей трубы и заклубился в трюме. Прикрывая лицо, Хеда бросилась к месту прорыва, но капитан схватил её за шиворот и швырнул к стене:
-Бесполезно! – услышала она, словно через вату, - сейчас мы приземлимся. Черт с ним. Черт с ним.
И вправду – тряхнуло, раздался всплеск, и в трюм хлынула вода.
-Выбирайтесь! – крикнул Карада, но тут тряхнуло снова, дирижабль завертело, как щепку, и швырнуло о скалы Вороньего острова. Воды набралось по колено, а через потолок вдруг проник взрыв ослепительного дневного света и хищная морда «гарпии» заинтересовано повернулась в сторону команды, плюнув в них остатками обшивки. Керген, первым поднявшийся с пола, почти флегматично выстрелил в «гарпию», та со скрежетом свалилась в воду.
-Выбирайтесь же, - рычал химера. Хеда кивнула, кинулась в рубку, схватила в охапку штурмана, сгребавшую карты, и почти силой заставила её вылезти в пролом. Сама полезла следом, цепляясь за скользкие доски и досадуя на тяжелые ботинки. С крыши дирижабля она спрыгнула в воду, проплыла несколько метров, нащупала дно и пошла к берегу, обходя камни, торчащие из воды.
На берегу Ани, не снимая, выжимала порванную блузку. Усталый взгляд Хеды зацепился за острые розовые соски, видневшиеся под мокрой белой тканью. От песчаной косы берега сразу же шла широкая полоса зазеленевшей травы, из воды торчали скалы, напоминавшие пеньки выбитых зубов. Хеда стояла по колено в воде и смотрела на намокшие кудри штурмана, воскрешая в голове воспоминания об их первой встрече. Ани подняла голову, кинула взгляд на погружающегося в воду «Рысого», закусила губы и кинулась вглубь острова. Хеда побежала следом.
Она догнала девушку, только когда та споткнулась и растянулась на траве. Ани цеплялась руками за траву, по испачканному землей лицу текли слезы. Хеда упала на колени рядом, отдышалась и обхватила голову девушки, прижав к своей груди.
-Нет, черт возьми, нет… - вырывалась та.
«Страх смерти, - думала Хедхэйр, глядя на вздрагивающие плечи штурмана. Белую кожу расчерчивали потемневшие колечки волос, - осознание возможности погибнуть, оно всегда приходит позже.»
-Ну же, дорогая, - механик только сильнее прижимала к себе Ани, - успокойся, все закончилось, ты жива, ничего с тобой не случится страшного, да ничего и не случилось, с тобой все в порядке…
-Я! – вдруг крикнула Ани и подняла на механика полные гнева глаза, та отпрянула от неожиданности, - это я чуть не убила всех, это я не посадила корабль, это из-за меня, это… ты чуть не погибла… все… - и девушка зашлась новыми рыданиями, уткнувшись в шею Хедхэйр.
-Дурочка, - срывающимся голосом ответила Хеда, - понимаешь… - и, не успев додумать мысль о том, что эта девчонка так беспокоилась о ней, Хедхэйр, она зарылась пальцами в светлые влажные волосы и опустила голову, не замечая, что по лицу текут бессильные слезы.
На несколько часов они забыли о существовании мира вокруг.

Хеда проснулась, все так же сжимая в руках штурмана. Ани лежала с открытыми глазами и смотрела на небо. Хэдхэйр ослабила объятия, вдруг испугавшись, не оставила ли она синяков.
-Караду забрали, - тихо сказала Ани.
-Кто? – внутренне холодея, спросила механик.
-Над островом завис дирижабль, оттуда выкинули веревочную лестницу, и по ней спустилась девушка в странной рубашке с высоким воротником.
-Наследница Теслы, - подсказала Хеда, закрывая глаза, - дерьмо.
-Да… наверное. Они о чем-то разговаривали, а потом она надела на капитана наручники и они вместе поднялись на корабль. Знаешь, у меня создалось впечатление, что он добровольно сдался.
-Все может быть.
Они поднялись и отряхнулись. Блузка Ани была безбожно порвана, её пришлось узлом завязывать на груди, ботинки Хеды были еще сырыми, но она решила, что не привыкать. Они спустились с холма, на котором заснули и увидели остатки команды, собиравшие на берегу доски, оставшиеся от «Рысого». Малкин был без знаменитой кепки, голова его была перемотана грязной тряпкой, на которой запеклась кровь.
Хеда плюхнулась на песок и уставилась на бородача.
-Керген, а не пора ли объяснить?
Керген обернулся и сердито ответил:
-А выбраться отсюда у тебя желания, значит, нет?
Хеда фыркнула, Ани молча стояла рядом, обхватив себя руками – вечерело и было холодно.
-А вдруг за мной прилетит волшебный дирижабль с почетным эскортом и заберет, а? – ехидно парировала Хедхэйр.
-Хеда! – неожиданно рявкнул невзрачный и уставился на девушку белесыми глазами, - Теслу тебе в родственники и химеру в мужья! Нам нужно убраться отсюда, здесь даже еды не добудешь!
-Пока я ничего не узнаю, я с места не сдвинусь, - угрожающе ответила механик. Малкин молча вышел на берег, резко подхватил механика под мышки и бросил в воду. Возмущенный вопль буквально захлебнулся, до попятившейся от рыжего Ани долетели брызги.
-Ты своего слова не сдержала, - заметил Малкин вытряхнувшей воду из ушей Хеде.
-Да вашу ж мать, - пробурчала Хеда в ответ, - куда складывать добытое-то?..

Ночь была звездной. Из сушняка они развели костер и грелись вокруг под аккомпанемент урчащих животов.
-Карада жил на материке, - бородач сделал паузу, чтобы команда переварила сказанное – уже долгое время материк считался чуть ли не легендой, - и был главой повстанцев-химер. Я не в курсе той его жизни, он не любил об этом распространяться, но главное уловил. У него была возлюбленная, которая его предала. Она продалась Наследникам Теслы за знания… а может, за деньги и почет, кто эту суку знает. Но Грид не знал об этом, он доверял ей. И благодаря этому прекрасно спланированное наступление мятежников было разбито, а сам Карада был взят в плен. Но даже оттуда ему удалось бежать и собрать остатки сил для партизанской деятельности. Как выяснилось, противостоять этому правительство материка было не в силах, и они призвали единственную силу, способную на это – грозу всех островных контрабандистов, шпиков Славного города. Но тем нужно было еще добраться до материка, и Карада чувствовал себя неуязвимым. Впрочем, и тут его обманула все та же девица, неожиданно пришедшая с повинной, и которую Карада в силу своей любви простил. Он сам помог ей открыть портал, связывающий Столицу и Славный город, и пропустить армию через проход. Впрочем, в последний момент он начал что-то соображать, и с самыми верными его приспешниками – Ржавыми Хвостами, скользнул на обратную сторону портала, а там вырвался из Славного города…
-Стоп! – закричала Хеда, бешено вращая глазами. Ани, которая почему-то ощущала странное безразличие к произошедшим событиям, только поближе придвинулась к ней, - какой портал, ты что, что несешь?!!
-Портал, - спокойно повторил Керген. – Если бы Ани сейчас обладала своими картами, на самых старых экземплярах можно было бы разглядеть сеть древних железных дорог, объединявших то, что теперь стало островами. На самом деле, это огромный механизм, который запускают Наследники, чтобы получить достаточно энергии для открытия портала. Гроза и пар, пар, а не туман – все это следствие этой огромной работы.
-Маразм, - пробормотала Хеда, опустив лицо и раскачиваясь из стороны в сторону.
-Тот день, когда сбило мою сестру, был днем, когда Грид появился на островах. Последняя гроза ознаменовала возвращение его возлюбленной, которая никак не может успокоиться – ведь её не повысят, пока она не предоставит голову главаря мятежников.
-Но зачем он сдался? – подала голос Ани.
-Сдался? – Керген задумчиво пожевал губу, - знаешь, любовь такая штука…
-У него есть план, - буркнул Малкин, который не хотел верить в предательство капитана.
Невзрачный вдруг подошел к Ани и, толкнув её в плечо, прошептал:
-Неужели это настолько популярный маршрут? – он указал на тень большого дирижабля, движущегося в направлении Вороньего острова. Скоро до них донесся гул работающих двигателей и теплый ветер от несущих крыльев. От корабля оторвалась шаровидная шлюпка и с ужасающим грохотом врезалась в песок. Оттуда высунулась взлохмаченная башка, лица человека в темноте видно не было. Некто с кряхтением выбрался из капсулы и подошел к костру. Огонь высветил сначала огромные ботинки, все в пыли и песке, затем – комбинезон с завернутыми штанинами и незнакомой эмблемой на нагрудном кармане, а потом – пышную темно-рыжую бороду. Кто бы это ни был, но рост он имел грандиозный.
-Ба! – борода исторгла громовой бас. Керген с круглыми от удивления глазами поднялся с песка и недоверчиво шагнул в сторону великана, остальные в недоумении переглядывались, - это что, ребята коротышки-Грида? Как удачно!
-Е-моё, - прошептал Керген, бросаясь пожимать колоссальную руку гостя, - Ржавые Хвосты, живые… реальные! – он даже убедительно потыкал толстым пальцем в расхохотавшегося бородача, -значит, у капитана… у капитана наверняка есть план!
-Конечно! – снова взревел гость и хлопнул Кергена по плечу так, что тот пошатнулся, - ребя, нам нужен механик, а то наш в последней погоне предпочел общество акул обществу недоумков из Славного города, - и великан снова захохотал.
-Спасены…- вздохнула Ани.

За окном накрапывал дождь. Он шлепал каплями по жестяным карнизам, прибывал пыль к каменной мостовой, пробирался за шиворот редким прохожим. В общем, вел себя, как всегда, бесцеремонно.
-Погода на островах отвратительна, - сказала Хеда, откладывая чертежи и потягиваясь. Ани сладко посапывала на её вытянутых ногах. Они были в той же гостинице, где впервые встретились полгода назад. Девушки распрощались с очередным работодателем и отдыхали.
Вдруг в окне появилась огненно-рыжая шевелюра, подозрительно знакомая. Ани взвизгнула и швырнула подушкой в незваного гостя, тот увернулся. Хеда с усмешкой прикрыла глаза.
-Малкин! – Ани приподнялась на колени, не обращая внимания на то, что она сейчас совершенно не одета, - откуда ты, черт подери?
-Химеру тебе в мужья, Ани, и сучку-механика в любовницы, - Малкин ухмыльнулся, - хотя, тут я опоздал с проклятиями.
-Какое же это проклятие, рыжий? – сдержанно осведомилась Хедхэйр, бросив из-под ресниц ревнивый взгляд на подругу.
Малкин отмахнулся:
-Карада предлагает вам работу, - радостно сообщил он, устав висеть на карнизе, а потому перекинувшись через раму и ввалившись в комнату.
-Ни за какие шиши! – моментально среагировала Ани. Хеда снова улыбнулась – кажется, она уже знала окончательное решение.
-Двойная ставка, - бросил Малкин.
-Это его разборки, мы больше в них не участвуем!- Ани поджимала прелестные губки и сверлила контрабандиста гневным взглядом.
-И страховка… на случай претензий Славного города, - Малкин подмигнул наблюдавшей за торгом Хеде.
-Согласны, - сказала Ани, и только потом задумалась. Хедхэйр рассмеялась и запустила пальцы в русые кудряшки:
-Маленькая моя, забыла про последствия? – казалось, для них эта история с Наследниками Теслы и удачливым главарем материковых повстанцев закончена.
Ани наклонилась к её уху и прошептала, касаясь губами мочки:
-Мне надоело наблюдать за тем, как ты изменяешь мне с этими железяками, я хочу свою рубку… и кофе.
-Кофе будет? – строго спросила Хеда, обнимая подругу за талию.
Малкин серьезно кивнул.
-Тогда согласны.
Дождь на островах не думал заканчиваться.

Конец.

@темы: ориджинал, PG

URL
   

Сны мои

главная